Новости КвирФеста 2014

Глобализация queer: queer теория и активизм в движении

21 сентября в центре Санкт-Петербурга состоялся воркшоп „Глобализация queer: queer теория и активизм в движении‟. Он проходил в безопасном пространстве, поэтому атмосфера была очень приятной и спокойной. Мероприятие организовали Маша, российско-немецкая активистка и исследовательница, с недавнего времени живущая в Вене, и Кати, активистка и исследовательница из Вены. В воркшопе приняли участие около 30 человек.

Маша и Кати рассказывали о глобализации слова и понятия queer/квир. Начали они с происхождения английского слова queer, которое когда-то означало „странный, чудной‟ и использовалось как оскорбительное обозначение гомосексуальных и других ненормативных людей. В 1980-е — 1990-е годы бездомные подростки, гомосексуалы, транс*люди, секс-работни_цы, (нелегальные) иммигрант_ки и другие переприсвоили слово queer и сделали из него позитивное, гордое самоназвание. Чаще всего в связи с историей queer упоминают действовавшую в США активистскую группу Queer Nation („Квир-нация‟ или „Нация странных‟). Они принесли это слово с „улиц‟ в активизм. В тот момент оно все еще имело негативный оттенок, и они использовали его в качестве провокации, отвоевывая его у своих угнетателей и наполняя его новым смыслом и гордостью. Один из самых известных их лозунгов можно перевести как „Мы здесь! Мы – квиры! Смиритесь с этим!‟

Queer Nation добилась того, что слово queer широко распространилось как позитивное самоназвание и как способ социальной критики. Уже в 1990-е и особенно в новом тысячелетии множество лесбиянок, геев и транс*людей по всему миру начали использовать это слово для социальной критики и в активизме. В то же время это слово проникло в университеты, где исследователь_ницы, в первую очередь геи и лесбиянки, начали создавать queer теорию. И эта смена контекстов, по мнению Кати и Маши, часто была связана со своего рода „отбеливанием‟ идеи queer. По мере глобализации слова и понятия queer часто терялись те аспекты queer политики, которые были связаны с классовыми вопросами, с неравным распределением власти и имущества, с критикой расизма и расификации [1]. Слово queer часто стало использоваться как синоним гейской и лесбийской идентичностей. Транс*люди и интерсексы и их проблемы гораздо реже упоминаются и включаются в понятие queer. Как правило, игнорируются те особые формы дискриминации, которым подвергаются не-белые ЛГБТИ. Когда queer теорию „импортировали‟ в не-англоязычные контексты, например в Германию и Австрию, то при этом также игнорировали те написанные в США работы, которые обращались к расификации и классизму. Так queer теория оказалась крайне элитистской, „высокой‟ теорией для хорошо образованного, привилегированного меньшинства среди ЛГБТ.

Тем не менее, отбеливание понятия queer и его перенос с улиц и из беднейших слоев общества в элитные круги не остались без критики. Многие активист_ки и исследователь_ницы в США и не только стараются заново соединить queer с антирасистской политикой и критическими позициями по классовым вопросам.

Кати и Маша попытались критически рассмотреть плюсы и минусы „путешествий‟ понятия queer по разным языкам и социальным контекстам. Особенно их интересовал „импорт‟ понятия queer в русскоязычный контекст. Вместе с организатор_ками Квирфеста и слушатель_ницами они обсудили то, насколько полезно может быть отсутствие старых смыслов и оттенков у слова queer в не-англоязычных пространствах. Во враждебном окружении использовать слово „квир‟ для обозначения лесбийского, гейского, бисексуального и транс* активизма может быть очень продуктивно, поскольку „чужое‟ слово не вызывает того отторжения, какое вызывает любое слово из сокращения „ЛГБТ‟.

С другой стороны, поскольку для большинства людей за пределами англоязычного мира слово „квир‟ ничего не значит, его использование может быть и очень элитистским. Часто оно срабатывает как своего рода код и символизирует принадлежность к некой группе „своих‟.

С этим могут быть связаны проблемы для построения союзов и укрепления солидарности. Кати и Маша выдвинули идею, что для квир-активизма было бы очень полезно уделять больше внимания союзам с другими угнетенными группами. Более того, квир не должен замыкаться только на проблемах ЛГБТ – квир должен обращаться к проблемам расификации, расизма, гендерного насилия и угнетения, эйджизма [2].

История происхождения queer – хороший пример того, сколького могут достичь союзы между группами, угнетенными по разным признакам. Но более поздняя история queer – это одновременно и негативный пример: она показывает, что от узконаправленной социальной борьбы почти всегда выигрывают те, кто и так уже имеет самое благополучное социальное положение среди угнетенных людей. Queer активизм в США, Австрии, Германии и др. привел к включению в мейнстримное общество белых гомосексуальных мужчин. Транс*люди, интерсексы, не-белые геи, лесбиянки и бисексуал_ки, ЛГБТ из рабочего и низших классов, (нелегальные) мигрант_ки и другие группы все еще подвергаются угнетению в США и не только.

К сожалению, воркшоп пришлось закрыть в момент, когда началось очень живое обсуждение разных стратегий переприсвоения слов и идей в русскоязычном контексте. Из-за требований хозяев площадки мы были вынуждены покинуть помещение, но часть присутствовавших пошли в кафе и продолжили разговор в более неформальной обстановке.

[1] Расификация – приписывание людям признаков „другой‟ расы, конструирование людей как „других‟ по расовому признаку. Расификация – это механизм, лежащий в основе расизма.

[2] Эйджизм – дискриминация/угнетение по признаку возраста.

 

СЛЕДИТЬ за новостями

АРХИВ фестиваля

   Архив фестиваля 2009 г.
   Архив фестиваля 2010 г.
   Архив фестиваля 2011 г.
   Архив фестиваля 2012 г.
   Архив фестиваля 2013 г.